Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных – Шуваловых.

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.
Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

Предки знаменитого ювелира Карла Фаберже были родом из севера Франции. Семья носила фамилию Фаври, а позднее Фабри. К 1800  г., ремесленник Пьер Фабри поселился в городе Пярну Ливония (Эстония)

Густав Фаберже родился в 1814 году, повзрослев отправился обучаться ювелирному делу в Петербург. Работал подмастерьем, а затем и в знаменитой фирме Кайбеля придворного ювелира российских императоров. 

Открыл свой магазин в Петербурге, женился, первого сына 1846 г., рождения назвали Петер Карл. 

 

Проиграть видео

Семья Фаберже уехала в Дрезден передав управление магазином управляющему. Карл начал обучение в Дрезденской школе изобразительных искусств, позднее учился у признанных ювелиров Германии, Франции, Англии, закончил курс в Коммерческом колледже в Париже.

В 1866 г., приехал в Петербург, принимал  участие в реставрации и ремонте произведении искусств в Эрмитаже, где научился старинным ювелирным техникам.

Мастером и учителем молодого Фаберже был мастер отца, Хискиас Пендин, после смерти которого Карл становится управляющим ювелирного дома.

В 1885 году ювелирный дом получает заказ от императорской семьи  изготовлении пасхального яйца для императрицы после чего Карл Фаберже получил титул “ювелир Его Императорского Величества”

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.
Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

Ювелирный дом Фаберже на выставке в Копенгагене в 1888 году получает диплом, а Карл Фаберже становится ” Оценщиком Кабинета Его Императорского Величества.

В 1986 году ювелирный дом принимает участие во Всероссийской выставке, наградой становится право наносить на изделия клеймо Государственного герба.

После выставки в Стокгольме фирма получила звание поставщика королевского двора Швеции и Норвегии.

На всемирной выставке в Париже ювелирный дом получает орден Почетного легиона. Благодаря участию в выставках компания получает огромное количество заказов по всему миру, становится крупнейшей ювелирной фирмой России.

 

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.
Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

После революции 1917 года ювелирный дом был национализирован, все изделия конфискованы. 

Карл Фаберже покинул Россию.

 Карл Фаберже не дожидаясь  прихода экспроприаторов бежит в Европу под видом курьера.

В  Европе уже живут супруга, невестки, шесть внуков и сын Николай. Трое других сыновей, Агафон, Евгений и Александр, временно остаются в Петрограде, пытаясь спасти фирму от краха.

Однако бегство стало для Карла Фаберже не спасением, а трагедией. Он скитался по миру, а из большевистской России приходили страшные известия: дома, дача, магазины и мастерские разграблены, имущество и драгоценности похищены, среднего сына Агафона дважды арестовывали и сажали в тюрьму. Состояние семьи Фаберже таяло, а с ним — здоровье главы фирмы. Без своей фирмы Карл Фаберже смог прожить только два года.

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.
Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

Дом Фаберже производил бриллиантовые диадемы и портсигары, перстни и серьги, столовое серебро и иконные оклады.

Декоративные пасхальные яйца Фаберже создавал в промышленных количествах. Маленькие изящные яйца-брелоки различных фасонов и отделки, драгоценные кулоны, которые вешали на шею, на пояс, на броши, собирали в ожерелья.

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.
Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

Накануне бегства из Петрограда Карл Фаберже подстраховался — по крайней мере, он так думал. Свой большой дом с массивным фасадом, облицованным серо-розовым и красным гранитом, где семья Фаберже прожила 18 лет, Карл передал в бесплатную аренду швейцарской миссии.

Это было разумно: в марте 1918 года советская власть издала декрет о защите собственности иностранцев. А в доме Фаберже хранились драгоценности семьи и клиентов. Сохранившаяся опись оценивает вещи в 1 603 614 рублей золотом в ценах 1917 года (по сегодняшнему курсу 825,6 млн рублей). Но об этом кроме Карла и Евгения Фаберже знал лишь кассир миссии по фамилии Циммерман. Драгоценности были упакованы в большой саквояж и помещены в блиндированную (бронированную) комнату с немецким сейф-лифтом «Арнхайм», самым надежным в мире. В этот же сейф Фаберже сложил и шесть чемоданов с семейными вещами. 

 

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.
Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

За хранение вещей в своем же доме Фаберже ежемесячно платил швейцарцам 1% от их стоимости и даже составил формальную расписку на сумму 100 000 рублей. Была и вторая расписка с перечнем драгоценностей и их эскизами, по которой можно и сейчас отслеживать вещи на антикварном рынке.

В доме поселился швейцарский посол Эдуард Одье, что казалось Фаберже вполне надежной защитой. После тяжелого ранения Ленина и убийства главы СК Урицкого 30 августа 1918 года был объявлен красный террор. Фаберже бежал. А уже через месяц швейцарский посол распорядился перенести все свои чемоданы, а также вещи Фаберже, включая саквояж с драгоценностями, в посольство Норвегии, на Мойку, 42

Через две недели Швейцария разорвала дипломатические отношения с Советской Россией, и господин Одье благополучно отбыл на родину.

Музей Фаберже. Дворец Нарышкиных - Шуваловых.

Когда чекисты-экспроприаторы наконец дошли до дома Фаберже на Морской, единственное, что они оставили в целости и сохранности, — сейф-лифт «Арнхайм». Не смогли открыть. Сокровища из саквояжа Фаберже так и не нашлись. Но некоторые вещи иногда появляются на антикварном рынке — и тут же исчезают. 

Более 50 лет потомки семьи Фаберже добивались компенсации от швейцарских властей, но проиграли все иски и в 1970-х годах получили окончательный отказ.

История с саквояжем стала лишь началом трагического крушения фирмы. Большевики изъяли все ценности из петроградского и московского магазинов, складов, мастерских и фабрик. В это же самое время антикварные рынки Европы были завалены вывезенными из России драгоценностями Фаберже и подделками под изделия фирмы. От продажи награбленного и вывезенного наследники не получили ни рубля. 

Дела у Фаберже пошли неважно уже за несколько лет до революции. Годовой оборот фирмы составлял на пике ее деятельности более 1 млн золотых рублей. Первый ощутимый удар нанесла Первая мировая война. Упала выручка в Европе: в 1915 году пришлось закрыть магазин в Лондоне, работавший с 1903 года под руководством сына Николая. 

К началу революционных событий Карлу было уже за семьдесят, он устал и желал отойти от активного управления компанией. Старший Фаберже искал надежного партнера, на которого можно было возложить все вопросы управления. Почему не на сыновей? Николай постоянно жил в Лондоне, Александр — в Москве. Со средним, Агафоном, Карл рассорился и уволил его из фирмы. А в способности сына Евгения, похоже, верил мало.

В итоге партнером Карла Фаберже стал Отто Бауэр, директор правления фирмы. За год до революции фирма была реорганизована в «Товарищество на паях «К. Фаберже». Бауэр получил от Карла Фаберже генеральную доверенность, по которой ему переходило ведение дел и право принятия решений. Отто Бауэр, в отличие от сыновей Карла Фаберже, пользовался полным доверием, и это стало роковой ошибкой ювелира.

В 1922 году партнер Бауэр сообщил наследникам Фаберже, что ничего из их имущества отдать не может — «все отняли экспроприаторы». Семья Фаберже ему не поверила и сочла его вором. Активнее всех пытался вернуть имущество Евгений. И через бывшего министра юстиции Латвии добился ареста Бауэра.

В тюрьме на допросе Бауэр сообщил, что от наследия Фаберже не осталось ничего, кроме часов Breguet. Взять часы Евгений отказался.

Двадцатого октября 1918 года, через месяц после бегства из России, Карл Фаберже составил завещание, где перечислил квартиры, земли, дачу, коллекции предметов искусства, включая японские вещи, коллекцию географических карт, гравюр, часов, а также мебель, книги и прочее имущество. Но фактически ничем этим Карл Фаберже уже не владел: завещание не имело для наследников ценности. По завещанию Карл Фаберже лишал своего сына Агафона наследства. Он также освободил других своих сыновей от обязательств по отношению к брату в том случае, если Агафон откроет сам или примет какое-либо участие в деле, конкурирующем с Товариществом «К. Фаберже».

В чем причина? Агафон, служивший в фирме коммерческим директором, был обвинен в растрате. А уже после смерти Бауэра, который когда-то и обвинил Агафона, в этом преступлении признался один из служащих. Карл до этого не дожил, он умер, не простив сына. 

Однако именно Агафон обладал крепкой деловой хваткой и хорошо разбирался в финансовых тонкостях бизнеса. Вся дальнейшая жизнь Агафона подтверждает силу его характера и здоровый авантюризм, которым не обладали его братья.

В Советской России Агафон прожил 10 лет: дважды сидел в тюрьме и перенес множество допросов. Чекисты упорно искали припрятанные семьей Фаберже сокровища. Пару лет Агафон успел поработать экспертом в Гохране, куда его определил Лев Троцкий. Все эти годы жена Агафона Лидия и их пятеро детей жили в эмиграции — они уехали через год после революции. Самого Агафона из России не выпускали. В 1927 году он бежал.

К побегу подготовился основательно: через финское консульство переправил свое имущество, в том числе коллекцию почтовых марок (Агафон был филателистом мирового уровня), в Финляндию дипломатической почтой. Организовать побег помог контрабандист Петр Пуккила. Агафон бежал в Финляндию со своей второй семьей (женой Марией Борзовой, бывшей бонной его старших сыновей, и их сыном Олегом) в ночь на 11 декабря 1927 года.

После революции Европу и Америку захлестнула волна подделок «под Фаберже». Появилось даже такое понятие, как «Фальшберже». Одним из тех, кто наладил промышленное производство подделок, стал «большой друг Советской России и Советского Союза» американский миллиардер Арманд Хаммер. 

Американец Арманд Хаммер, сын эмигрантов из Одессы, приехал в Россию в 1921 году и быстро нашел общий язык с Лениным: в обмен на поставки в разоренную страну лекарств и пшеницы Хаммер получил от вождя пролетариата право на вывоз предметов искусства и множество других преференций. Он говорил: «Стать миллионером не трудно. Нужно просто дождаться революции в России».

Хаммер прожил в Советской России девять лет, представляя интересы крупных западных компаний, основал собственную карандашную фабрику и успел переправить в Европу огромное количество ценностей.

Хаммер вывозил сокровища Фаберже из России и продавал на антикварных рынках, а позже открыл вместе с братом в Нью-Йорке галерею и организовал поточное производство пасхальных яиц Фаберже и камнерезных фигурок.

Хаммеру удалось собрать вокруг себя мастеров из мастерских Фаберже и обзавестись копиями фирменных петербургских клейм и императорских шрифтов.

В его галерее работал консультант, «специалист по русскому Фаберже». Он и агенты братьев Хаммеров выдавали подделки за редкие дубликаты оригинальных вещей Фаберже или даже за подлинники.

Одновременно в Европе и Америке друг за другом шли аукционы, на которых агенты советского правительства продавали подлинные вещи Фаберже.

Бизнес братьев Хаммеров процветал: рекламируя фирму как «императорский Фаберже», к 1930-м годам они создали в Европе и США настоящий культ Фаберже.

Порядка 8–10% от оборота предметов Фаберже составляют подделки, утверждает директор музея Фаберже в Санкт-Петербурге Владимир Воронченко. По его словам, есть вещи и полуфальшивые — когда берется несколько не подлежащих восстановлению предметов и из них делается один.

Реже всего подделывают самые известные работы Фаберже — пасхальные яйца, сюрпризы в них, некоторые ювелирные украшения, механические куклы-автоматоны и часы, в особенности с гильоше-эмалью. Отчасти потому, что эти предметы уже хорошо изучены, а отчасти — в силу их сложности. Фаберже всегда использовал швейцарские механизмы, поэтому его вещи работают и сто лет спустя, а вот подделать такой механизм крайне сложно

Вплоть до сегодняшнего дня семья Фаберже не получает ничего за наследие своего предка

Компанию Фаберже Inc. зарегистрировал  бизнесмен Самуэль Рубин, экспортер мыла и оливкового масла. Когда в Испании началась гражданская война и стало не до масла, Рубин занялся производством одеколона и духов.

Семья Фаберже случайно узнала об этом. В это же время братья Фаберже, Евгений и Александр, пытались возродить семейное дело: зарегистрировали в Париже компанию Fabergé & Cie и открыли мастерскую, где чинили старые изделия и производили новые по старым эскизам. Вместе с сыновьями Карла Фаберже работали бывшие мастера отцовской фирмы. 

Братья Фаберже пытались защитить права семьи на бренд и подали судебный иск . На суде выяснилось, что бренд «Фаберже» никогда не существовал в юридическом поле, он не был зарегистрирован.

Тем временем Рубин зарегистрировал товарный знак в США. Тяжба длилась шесть лет. Братья Фаберже проиграли.

Дворец на Фонтанке 21,Санкт Петербург.

В 1918 г., дворец был национализирован. В 1919 году здесь открыли Музей быта, который через четыре года закрыли, а экспонаты передали в Эрмитаж, вскоре в Шуваловском дворце разместился Дом печати, затем Дом инженерно-технических работников имени В. М. Молотова. 

Во время войны здание сильно пострадало от попадания немецких авиабомб. После реставрации, в 1965 году в Шуваловском дворце открылся Дом дружбы и мира с народами зарубежных стран.

Сегодня во дворце музей. Основу собрания составляет коллекция произведений знаменитой фирмы Карла Фабрже. Собрание  насчитывает более 4000 экспонатов, в котором также представлены другие направления, в которых работала фирма Фаберже: фантазийные предметы, ювелирные украшения, столовое серебро, интерьерные и культовые предметы.

Подробнее: https://fabergemuseum.ru/

Дворецом на Фонтанке 21, в конце 18, века владела семья Воронцовых.  В 1799 году его выкупила Мария Антоновна, жена гофмейстера Дмитрий Львовича Нарышкина.

Дворец  был одним из самых популярных мест в Санкт-Петербурге в 1820-1830-е годы. Здесь проводились балы и концерты, которые посещали не только Державин, Крылов, Вяземский, Пушкин, но и сам император. Причём, Александр I был не только посетителем этих мероприятий, а и личным гостем хозяйки Марии Антоновны. В итоге у Нарышкиных было шесть детей, из которых супруг признавал как свою только дочь Марину.

В 1834 году Нарышкины уехали из Петербурга, домом на Фонтанке владели их родственники. А в 1846 году дворец оказался во владении Петра Павловича Шувалова в качестве приданного Софьи Львовны Нарышкиной. С тех пор дворец именуется Шуваловским.

На протяжении 30 лет Малкольм Форбс собирал коллекцию Карла Фаберже.

После его смерти  сыновья решили продать собрание: сначала ушли 20 предметов, затем еще 70, а потом все, что от него осталось.

Финальные торги коллекции Фаберже из собрания Малкольма Форбса на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке были назначены на 20–21 апреля 2004 года. Каждый коллекционер Фаберже счел своим долгом зарегистрироваться на этот аукцион.

Однако за два месяца до торгов Sotheby’s объявил об их отмене. Причина — покупка всей коллекции российским бизнесменом Виктором Вексельбергом.

 Расставшись с миллионами долларов, Вексельберг приобрел более 200 предметов и стал обладателем самого значимого в мире собрания изделий Фаберже.

Как и Малкольм Форбс, долгие годы бесплатно выставлявший в Нью-Йорке свое собрание, Виктор Вексельберг не спрятал сокровища. Девять лет коллекция путешествовала по музеям России и мира — от Музеев Московского Кремля до Музеев Ватикана и Национального музея Индии. Побывала в Нью-Йорке, Берлине, Риме, Монако, Дели, Дубровнике, итальянском Бари, разумеется, и в России — от Москвы до Ханты-Мансийска.

Пять лет назад открылась постоянная экспозиция — Музей Фаберже в Петербурге, в специально перестроенном для этой цели Шуваловском дворце.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *